Психологические аспекты эпилепсии

Психологические аспекты эпилепсии

Помимо физических травм, которые больной эпилепсии рискует получить во время приступа, болезнь отражается на его психологическом состоянии, самосознании. При этом, чем более выражена судорожная составляющая припадков и частота их возникновения, тем более больной сенситивен (чувствителен) и раним в сравнении с больными, страдающими бессудорожной формой пароксизмов. Психологические исследования показали, что наиболее дезадаптивный характер реакций личности на болезнь в существенно большей степени выражен у больных с вторично-генерализованными комплексными парциальными припадками, с преимущественно височной локализацией очагов, личностно измененных, с большой длительностью заболевания и, особенно, с большой частотой припадков. Именно у такого рода больных доминируют эмоционально-аффективные расстройства: меланхолические, тревожные, ипохондрические, неврастенические, апатические, сенситивные, эгоцентрические и дисфорические паттерны отношения к болезни. У больных с нечастыми первично-генерализованными общесудорожными припадками преобладает гармоничный (относительно реалистичный) тип отношения к болезни; более выражены эргопатические (уход в работу) и анозогнозические (отсутствие критической оценки своей болезни) тенденции. Это свидетельствует о ранимости, фрустрированности (состояние напряженности, связанное с невозможностью реализовать свою потребность и достичь того, что было желаемо и спланировано) болезнью, о переживаниях больных в связи со своей социальной непохожестью на других (вне припадков эти больные, как правило, практически здоровы, что и стараются демонстрировать окружающим), стигматизированности самим фактом диагноза «эпилепсия».

Также установлено, что чем меньше больные удовлетворены своим физическим, эмоциональным состоянием, чем больше они испытывают озабоченность различными социально-ситуативными обстоятельствами, осложняющими жизнедеятельность, например, «личными отношениями», «зависимостью от лекарств», «защищенностью» и т.п., тем отчетливее тенденции к избеганию (или вытеснению) решения проблем.

Важно подчеркнуть, что у больных эпилепсией не отмечается глобального нарушения ценностной системы по сравнению со здоровыми людьми. Они сохраняют вполне высокую идентификацию себя с микро- и макросоциальным окружением. Это касается в первую очередь ценностей–целей жизни. Инструментальные ценности, рассматриваемые как средства достижения целей, меняются в большей мере. Относительно сохранная система ценностей — ценностное сознание является, вероятно, реальным механизмом активной жизнедеятельности больных, несмотря на жизненные трудности (или вопреки им), вызванные болезнью, что, вероятно, отражает известный в эпилептологии феномен — гиперсоциальные тенденции, то есть стремление больных к социальной гипернормативности как специфический, но не всегда осознаваемый способ защиты личности от тех ограничений, которые не всегда обоснованно формулируются обществом в отношении больных эпилепсией.

Формирование внутренней картины эпилепсии, как и любой другой болезни (возникающий у больного целостный образ своего заболевания) проходит следующие этапы:

1)                             начальный – в котором формируется чувственная ткань болезни, т.е вызванные ею телесные ощущения. На этом этапе ощущения плохо рефлексируются (осознаются) и вербализуются (поддаются словесному описанию);

2)                             первичного означения – в нём чувственная ткань болезни опосредуется определённой категоризацией, системой значений, универсалий. Это меняет характер телесных ощущений: они теряют неопределённость, получают модальность, интенсивность. Первичное означение может осуществляться либо самим больным, либо другими;

3)                             вторичное означение – соотнесение собственного самочувствия с существующими в данном обществе стереотипами о системах значений, в которых выражается опыт данного общества о здоровье или болезни. На этом этапе ощущения обретают статус симптома. Вторичное означение зависит от представлений о заразности, излечимости заболевания, в соответствии с тем мифом о болезни и её лечении, который есть в данном обществе;

4)                             порождение личностью смысла болезни – соотнесение смысла болезни с собственной системой ценностей, мотивами. Личностное значение болезни может быть разным:

-преградой,

-получением выгоды,

-иметь конфликтный смысл (способствовать получению одних мотивов и мешать других).

Несмотря на то, что большинство больных эпилепсией интеллектуально сохранны и никаких изменений личности у них не происходит, в общественном сознании ещё живы средневековые представления об этой болезни, стигматизирующие (клеймящие) её носителя. Эта проблема встречается во всем мире, что уж говорить о сегодняшней России, где бытовая жестокость и в детских, и во взрослых коллективах стала чуть ли не нормой. Человеку с эпилепсией часто могут отказать в приеме на работу, если узнают его диагноз. Ребенка могут не взять в детский сад, школу. На словах, «чтобы других детей не травмировать», а на деле — просто боятся ответственности.

Болезнь несёт человеку не только болезненные соматические ощущения, но и затрагивает основы его существования как личности. Качественная информация, а также психологическая поддержка могут существенно и позитивно повлиять на процесс формирования внутренней картины болезни. Именно над этим и работают психологи.

by Илья Принцевский